Главная Статьи Обзор Амир Батырев: «Хочется себя попробовать в испанской Ла Лиге»
×

Ошибка

There was a problem loading image trud.jpg
There was a problem loading image groza.jpg
There was a problem loading image azs.jpg
There was a problem loading image 2024-06-10_09-17-39.jpg
There was a problem loading image policia7.jpg
There was a problem loading image sud.jpg
There was a problem loading image money3.jpg
There was a problem loading image 2024-06-13_17-51-31.jpg
There was a problem loading image zem_uchastki.jpg
There was a problem loading image 130624.jpg

Амир Батырев: «Хочется себя попробовать в испанской Ла Лиге»

Полузащитник «Сочи» Амир Батырев — о детстве в Северной Америке, игре с Альфонсо Дэвисом и выступлении во Второй лиге. 

Амир Батырев родился в Канаде, куда его семья перебралась из Калмыкии. Выступал за молодежные команды «Торонто» и «Ванкувера». В 2021 году перебрался в Россию, отыграл сезон за «Тверь», а в прошлом году стал игроком «Сочи». В этом сезоне на счету 21‑летнего футболиста 13 матчей во всех турнирах.

— Ты родился в Канаде. Родители там остались жить после твоего переезда в Россию?

— Все так. Семья в Канаде, живут в Торонто. При этом в Элисте у меня живет бабушка.

— Расскажи немного о своем детстве в Торонто.

— У меня было хорошее детство. Только положительные эмоции от Торонто, все максимально комфортно было. Все люди вокруг добрые, спокойные.

В месте, где я жил, все мои друзья общались на английском, поэтому и я в основном говорил на нем. Родители научили меня немного русскому — освоил базу. Но когда в школу пошел, подружился с ребятами — общались только на английском. Так что знаю два языка — английский и русский. Хотя в школе до девятого класса еще учил французский, но мне на нем сложно что-либо сказать. У меня же с малых лет основное окружение было англоязычным. Мне наиболее комфортно на английском разговаривать. Считаю его своим основным языком.

— Торонто можно с каким-нибудь российским городом сравнить?

— Сложно сказать. Для меня все большие города практически одинаковые. Например, Москва с Торонто довольно похожи. Конечно, Москва намного больше. Но когда находишься внутри, не такая большая разница ощущается. Для меня они схожи. По погоде тоже один в один. Зимой холодно, а летом очень жарко.

— А в людях сходство есть?

— Менталитет разный. В Канаде проще с кем-то незнакомым поздороваться, начать общаться, завести диалог.

— Как так вышло, что ты начал заниматься футболом?

— Это было неслучайно. Родители отдавали меня на всякий спорт в детстве. Занимался и баскетболом, и плаванием, и гимнастикой, и футболом. И спустя время ничто, кроме футбола, мне уже не нравилось. Только в него хотелось играть. Так и выбрал спорт.

— Футбол с учебой было сложно совмещать?

— Мне — очень. В принципе не нравилось в школу ходить, учиться было трудно. Хотел только в футбол играть. Учителя и родители меня ругали за это. Мы на каждой перемене играли в футбол в школе, кстати. Не знаю, в каждой ли канадской школе подобное, но в моей было так. У нас его сильно любили.

Вообще, семья изначально у меня не следила за футболом. Увлеклись уже этим, когда я начал подходить ближе к профессиональному уровню. Тогда стали больше смотреть, интересоваться. Но все равно, папа всегда хотел, чтобы я был рад, стремился к своей мечте стать профессиональным футболистом. Он просто хотел, чтобы я был счастлив.

— Канада — хоккейная страна при этом. Им не занимался?

— Играл в хоккей, однако не на коньках, а в зале. Тоже было весело. Но меня футбол слишком заманил. А на коньках я так и не умею кататься (смеется).

При этом зимой в Канаде на замерзших озерах практически везде играют в хоккей, ставят ворота. Летом же я не заметил, чтобы прямо в каждом дворе играли. Есть действительно много базы для занятия им, но я как-то не обращал внимания, сколько людей на него ходит.

— То есть у тебя любовь к этому виду спорта так и не привилась? За НХЛ не следишь?

— Знаю, что в Торонто есть «Мэйпл Лифс», но я не слежу особо, если честно. Когда играли какие-то важные матчи, то читал новости о них, но не смотрел.

Больше баскетбол нравится. За «Рэпторс» болею и слежу. Был рад, когда они чемпионами НБА стали.

— В последние годы в Канаде появилось много сильных футболистов. В чем секрет?

— Возможно, в футбольные клубы начали больше денег вкладывать. Когда я был маленький, в стране была футбольная лига, но потом ее закрыли. И вот ее снова открыли, туда стали вкладываться. Плюс скоро в Канаде, США и Мексике — чемпионат мира. Люди стали больше обращать внимание на наш вид спорта, начали интересоваться. Сборная стала показывать хороший результат — сыграли на ЧМ-2022.

Футбол прямо резко начал развиваться в последнее время. Лучшие молодые игроки начали уезжать в Европу. Вкладываются средства в клубы, академии, школы. Наверное, из-за всех этих факторов такой резкий бум.

— В детстве в США часто ездил? Совсем рядом же.

— Да. С семьей ездили отдыхать, а также с командой на турниры. Много раз бывал в Штатах. Если сравнивать — в Канаде поспокойнее, этим и лучше. И люди в Канаде добрее, как мне кажется.

— Много ли платят в Канаде игрокам молодежных клубов?

— Очень мало. Начал получать карманные деньги, когда стал играть в «молодежке» «Ванкувера». Можно сказать, практически не зарабатывал. С 17 лет что-то начали платить. Сумму даже не помню. Но это точно меньше 1000 канадских долларов в месяц. Так что в Канаде в молодежных командах практически не платят.

— Как так вышло, что ты перешел из «Торонто» в «Ванкувер»?

— Мне не все нравилось в академии «Торонто», когда я там был в команде U15. Решил поехать в Европу, попробовать себя там. В итоге оказался на просмотре в Португалии в «Эшториле».

Мне очень понравилось там. Португальцы сильнее подкованы в технике и тактике, чем в Канаде. Этого требуют и от молодых игроков. Уделяют этому внимание. И для меня это тоже очень важно.

Но там с бумагами не сложилось. Мне было всего 15 лет, был слишком маленьким по возрасту — из-за этого меня не могли подписать. Меня хотели оставить, пытались помочь с бумагами в клубе, но это могло очень много времени занять. Решили уехать. После этого предложения оттуда не поступали, контактов не осталось. Тогда был расстроен. Сейчас об этом не думаю.

Когда уже вернулся, то понимал, что из «Торонто» я уезжал в плохих отношениях с клубом. При этом возник интерес ко мне из «Ванкувера». Поехал туда в итоге. Там и остался.

— Помимо Португалии, ты был тогда на просмотре в московских клубах. Почему не сложилось?

— После Португалии мы действительно прилетели с папой в Россию на пару месяцев. Меня просмотрели в «Спартаке», «Локомотиве» и ЦСКА. Последним я не подошел. В «Спартаке» и «Локомотиве» хотели же, чтобы я остался. Но так как я приехал с папой, то в конце ему по работе нужно было уехать. Мне было страшно остаться одному — другая страна, сам был маленьким, не так хорошо знал русский. Решил уехать с отцом.

Ни о чем не жалею. В «Ванкувере» все сложилось нормально. Тренировался с основной командой. Рос как футболист. Так и должно было быть.

— Ты пересекся с Альфонсо Дэвисом в «Ванкувере». Насколько сильно он выделялся?

— Сильно. Я пару раз потренировался с основной командой, когда он там был. И никто даже близко не мог приблизиться к его уровню. Он и в обыгрыше, и в обороне был очень силен. Это просто другой уровень был.

Сам по себе он простой парень был, общался спокойно с молодыми игроками, так как и сам такой был. Но мы с ним особо не контактировали: «Привет. Пока».

Конечно, удивлен его успехам — выиграл Лигу чемпионов с «Баварией». Как только его попробовали слева в защите, сразу закрепился в основе. Для меня это был сюрприз.

— Как в 2021-м ты неожиданно перебрался из Канады в «Тверь»?

— Тогда был коронавирус, в Канаде футбола не было. В стране вообще все было закрыто из-за пандемии. Какие-то тренировки были с командой, конечно, но все на дистанции — например, разделяли поле на 20 метров в разных местах. Не могли переходить эту зону. И мы просто ходили с мячом, набивали его, отдавали пас — и все. Неполноценные тренировки, по сути. В США вроде бы тоже такая ситуация была. Никаких чемпионатов не шло. В Европе же вариантов не было.

Так что я ехал в Россию играть в футбол, и меня тогда не смущало, что переезжаю во Вторую лигу. Мой контакт оказался в «Твери» после того, как мой папа прислал нарезки моей игры в клуб. Так со мной связался спортивный директор клуба — Алексей Иванович Панфилов. Он позвал меня на просмотр, я поехал.

Там уже познакомился с Вадимом Вячеславовичем [Гараниным]. Мне там все очень сильно понравилось: сам футбол, коллектив, тренерский штаб. Решил остаться, развивать себя, помогать команде.

— Сложно было первое время без родителей, когда переехал в Тверь?

— Тоже было трудно, конечно. Но я чуть повзрослел и был на связи с семьей все равно, часто с ними созванивался. Плюс Вадим Вячеславович и Алексей Иванович мне очень много помогали, переживали за меня — как я адаптируюсь. Но коллектив был хороший. Так что процесс адаптации дался легче, чем я мог себе представить.

Тем более я только в футбол хотел играть, когда приехал. Было все равно на то, что окружает — где я нахожусь, какие условия. Хотелось просто играть и тренироваться — доказать, что могу стать профессиональным футболистом.

— Получил российское гражданство уже после переезда сюда?

— У меня оно уже было. Я же приезжал еще в детстве в Россию. Тогда и получил паспорт. При этом канадский у меня тоже есть, у меня двойное гражданство.

— Ты вызывался в канадскую сборную U15. Допускаешь, что и за основную выступишь когда-нибудь?

— Да. Но не могу сказать, что принял решение уже. Могу играть либо за Канаду, либо за Россию. Не выбрал еще. Кто первый вызовет, наверное (смеется).

— Что можешь сказать об уровне российского футбола?

— Высокий. Особенно РПЛ. Первые впечатления были, что здесь очень большой акцент на физику ставится. Все футболисты очень сильные именно в физическом плане и быстрые. Потом я начал привыкать, стало легче играть. Начал развиваться в России как футболист, прибавил где-то. Сейчас мне намного легче.

— Ты наверняка смотрел матчи MLS, пока жил в Северной Америке. Уровень с РПЛ сопоставим?

— Мне кажется, почти одинаковый уровень. Может быть, в РПЛ чуть повыше он.

— В РПЛ есть футболисты, на которых ты ориентируешься?

— Клаудиньо из «Зенита». У него практически такая же позиция, как у меня. Очень красивый футбол показывает, технический. Он маленький и больше действует не за счет физики, а за счет техники как раз. И постоянно демонстрирует свое высокое мастерство. Для меня — это лучший футболист в премьер-лиге.

— Есть цель играть в Европе?

— Да, это моя мечта с детства. Хочу играть в топовом чемпионате. Больше всего хочется себя попробовать в испанской Ла Лиге: мечтаю сыграть за «Барсу» или мадридский «Реал». При этом в детстве болел за «Мадрид».

— Сейчас уже не поддерживаешь?

— Сейчас я болею за «Сочи» (смеется).

— Многие футболисты из России не едут в Европу, так как не готовы идти на понижение зарплаты. Ты был бы готов пойти на понижение ради мечты?

— Не знаю, если честно (смеется). Если когда-нибудь появится такой вариант, буду думать уже. Если это будет предложение из «Реала», то я бы и бесплатно перешел.

— Каким бы ты хотел видеть себя через год?

— Был бы доволен, если бы я был уже ключевым игроком «Сочи», стартового состава. И чтобы наша команда была намного выше в таблице — в идеале, в топ-5. Для этого надо в этом сезоне остаться в РПЛ. Думаю, останемся.

Источник: Матч ТВ



Добавить комментарий

Защитный код
Обновить