Главная Статьи Обзор «Это была катастрофа!» Почему первый иностранный тренер провалился в чемпионате России
×

Ошибка

There was a problem loading image sud.jpg
There was a problem loading image rPbXo3FgcVg-1.jpg
There was a problem loading image 247123.jpg
There was a problem loading image market2.jpg
There was a problem loading image flag1.jpg
There was a problem loading image 2024-02-19.jpg
There was a problem loading image vsud.jpg
There was a problem loading image prokuror.jpg
There was a problem loading image pagoda2.jpg
There was a problem loading image uk1.jpg

«Это была катастрофа!» Почему первый иностранный тренер провалился в чемпионате России

Борис Буняк — случайный «пассажир» или жертва окружающего разгильдяйства?

Многолетний глава Калмыкии Кирсан Илюмжинов известен давней и нежной любовью к шахматам. ФИДЕ он возглавлял даже дольше, чем республику (23 года и 17 лет соответственно). Построенный им «Сити-Чесс» — главная визитка Элисты в глазах иностранцев. На рубеже веков Илюмжинов загорелся идеей прославить родной город ещё и на футбольном поприще. И с большим энтузиазмом взялся за дело.

«Скоро в Элисту потянутся лучшие футболисты мира, а «Уралан» будут знать не только в России, но и в Европе», — амбициозно обещал Илюмжинов. До «междупланетного турнира» дело не дошло, но событием в национальном масштабе «Уралан», безусловно, стал. И даже вошёл в историю — как первый клуб высшего дивизиона, рискнувший нанять главного тренера из дальнего зарубежья.

«Рубин» ещë в 1998 году нанял югославского тренера. Почему же Буняк считается первопроходцем в России?

Парой лет ранее в Казань заезжал югослав Миодраг Раданович, но «Рубин» тогда обретался в Первой лиге и заявлял его то консультантом, то исполняющим обязанности (для оформления главным тренеру не хватило нужной корочки). В общем, не считается. В высшем дивизионе первопроходцем из-за рубежа стал земляк Радановича Борис Буняк. В российском футболе эта фамилия стала нарицательной. С ним «Уралан» обновил сразу несколько национальных антирекордов, хотя, если углубиться в ситуацию, там всё было не так однозначно. Но сперва немного предыстории.

Борис Буняк

Впервые в высший дивизион калмыцкий клуб в 1997 году завёл Павел Яковенко, один из адептов системы великого Лобановского. С Виталием Шевченко «Уралан» с наскока добился высшего результата в истории — седьмое место в сезоне-1998. По его окончании Шевченко ушёл на повышение в «Торпедо», освободив место опять-таки Яковенко. А у украинца второй заход не задался: серия из пяти поражений на старте предопределила досрочную отставку. И пошла в клубе тренерская свистопляска.

Чемпион и обладатель Кубка СССР Евгений Кучеревский задержался в Элисте на неделю и два матча — не сработался с начальством. Дважды в качестве и. о. команду подхватывал второй тренер Скрынников. Казалось, в лице Александра Аверьянова «Уралан» наконец-то нашёл специалиста как минимум на среднесрочную перспективу. С ним элистинцы финишировали на вполне благополучной девятой позиции в чемпионате, а на следующий год впервые пробились в полуфинал Кубка России. Но дальше стали происходить совсем уж труднообъяснимые дела.

3 мая 2000 года «Уралан» только в дополнительное время уступил в кубковом полуфинале «Локомотиву», параллельно боровшемуся за золото со «Спартаком». После 1:1 в основное время хет-триком в экстра-тайме разродился Лоськов — с 93-й по 112-ю минуту. Через четыре дня элистинцы минимально уступили в столице «Динамо» — и остались без тренера. О собственной отставке Аверьянов узнал по пути на пресс-конференцию.

«Только что я получил от президента клуба предложение закончить работу в «Уралане», — растерянно сообщил он журналистам и поспешил покинуть зал. Немного успокоившись, тренер приоткрыл причины мутной отставки: «Хотя такое решение действительно выглядело неожиданным, я в определённой степени был к нему готов. В Элисте кое-кто посчитал, что выход «Уралана» в полуфинал Кубка России — это плохой результат. Нужно было попадать в финал».

«Кое-кто» — это прозрачный намёк на президента Николая Шовгурова. Именно он осуществлял оперативное руководство клубом на месте, в то время как Илюмжинов заседал в столичном представительстве республики.

Назначенный вместо Аверьянова Дергач проработал в этой должности два матча — пока главный болельщик «Уралана» не взял инициативу в свои руки и не поставил главным Александра Ирхина. Тем удивительнее оказалось его увольнение спустя 35 дней. После выездной (!) победы над ЦСКА. «Я в полном недоумении, — признался тогда тренер. — Казалось, команда выходит из пике, и тут мне сообщают об увольнении». 

Больше в 2000 году «Уралан» не побеждал — будто карма настигла за цепь бестолковых кадровых решений.

Резюме нового главного если чем и поражало, так это обилием клубов-ноунеймов. В «Слоге», «Яворе», «Бадневаце» и «Радничках» из Крагуеваца Борис Буняк состоял ассистентом, и только в «Радничках» из Ниша — главным. Естественно, первой реакцией футбольного сообщества на назначение чужака было коллективное: «Кто это?» Новых подопечных Бориса оно тоже привело в изумление. 

Болтали, якобы Илюмжинов банально перепутал Буняка с легендой киевского «Динамо» и сборной СССР Леонидом Буряком. Тем более что его партнëр Яковенко ударно потрудился на благо калмыцкого футбола. Но даже для того времени эта версия звучит слишком анекдотично, чтобы быть правдой. Скорее, просто байка, хохма. Учитывая, что поводов для иронии и сарказма «Уралан» давал море.

Статистика Буняка в России — жуть. Две ничьих, 14 поражений, 0,13 очка в среднем за матч. Апофегей этого безобразия — 0:9 в Раменском от «Локомотива». С таким счётом в РПЛ ни до, ни после «Уралана» никто не проигрывал. И тут попали в историю. Или влипли.

Сколь велика вина непосредственно тренера в этом падении — вот в чём вопрос. Два самых опытных игрока «Уралана» сезона-2000 в оценке профессиональных качеств сербских «спасателей» разошлись. В чём оба проявили единодушие — в клубе творился натуральный бардак.

«Чёрствую корку хлеба найдëм и едим чёрную икру ложкой. Ничего другого не было!»

«Я с гордостью вспоминаю полтора сезона в «Уралане», — нападающий команды в 1999-2000 годах Гарник Авалян начал с позитива. Как сейчас помню гол в ворота «Динамо»: подача углового, и я с линии вратарской забиваю. Мы выиграли 1:0 и вышли в полуфинал Кубка. Все ребята получили значки мастеров спорта. На следующий день — заголовок в газете: «Гол Аваляна сделал элистинских бразильцев мастерами спорта России».

Илюмжинов встречался с командой, общался. Футбол его заводил. Как-то в паузу в чемпионате Кирсан Николаевич собрал команду и повёз куда-то в степь на автобусе. Два-три часа ехали на автобусе — ни одного населённого пункта вокруг. Как вдруг посреди полей две юрты стоят. Заходим — столы накрыты, барашек жареный. Мы там все вместе день провели — поели шашлыка, отдохнули. В Москве Илюмжинов всегда на игры приходил, мы у него в представительстве бывали. В этом плане он молодец.

Ситуация в клубе постепенно ухудшалась. Появились задолженности. Ребята терпели: неделю, месяц, два. Но становилось только хуже. Недовольство копилось. Мы с Ахриком Цвейбой собирали команду, просили: потерпите, всё в конце концов выплатят. Но в итоге почти ни с кем полностью не рассчитались. Люди разъезжались из Элисты недовольные. 

Одни из первых бразильцев в России — Жефферсон, Бренер — у нас были. С ними контракты заключали таким образом, что только попробуй не заплатить — штрафные санкции сразу прилетят! Как только возникала задержка, они просто отказывались выходить на поле. У наших пацанов другой менталитет: терпели и тихо-мирно играли. 

При Аверьянове вообще была абсурдная история. Клуб подписал контракт с игроком, а выплату за него просрочил. Те обратились в КДК. Николаич собрал опытных ребят и говорит: «Если мы в течение двух дней не закроем долг, с нас снимут семь или восемь очков». Деньги нужно было найти срочно. Я у одного друга попросил в Москве, Цвейба — у своих знакомых. Сами готовы были заплатить, лишь бы с команды не сняли очки! При том, что в «Уралане» уже три-четыре месяца ни копейки не получали! В последний момент власти города решили вопрос. 

Мы с Ахриком в одном коттедже в «Сити-Чесс» жили. Бывало, прилетаем с выезда ночью. Открываем холодильник, а там — только банка чёрной икры — подарок местных рыбаков. Чëрствую корку хлеба найдём и едим эту икру ложкой. Ничего другого не было!

Помню, как назначали Ирхина. Сидели на сборах в Новогорске, готовились лететь в Петербург с «Зенитом» играть. Разговоры вокруг команды всякие ходили: якобы кто-то кого-то плавил. Кирсан Николаевич тогда собрал нас и сказал: «Теперь тренером будет Ирхин. Это мой человек, я за него отвечаю и полностью доверяю ему». А через какое-то время уже Ирхина убирают. Это было странно. Не могли понять, что и почему происходит. Когда вернулись в Элисту, нам югославскую бригаду представили. Кто их привёз — до сих пор не знаю, неинтересно. 

С моей стороны некрасиво обсуждать тренеров. Наверное, это не те люди, которые нужны были «Уралану». Но в любом случае не они виноваты, а те, кто их пригласил. На месте Буняка мог оказаться Иванов, Петров или Сидоров. Однако некоторые методы югославов удивляли. Например, утренняя зарядка на асфальте возле коттеджей. Мы неделю или две бегали по тротуарам! Для чего? Это же противопоказано спортсмену — ноги забиваются.

Видя, что новый тренер на меня не рассчитывает, я в августе попросился домой. Отпустили без вопросов. Но за командой продолжал следить по газетам. «Уралан» проигрывал матч за матчем, однако Буняк продолжал твердить: «Мы останемся в высшей лиге». Со стороны это выглядело глуповато. Ну и вылетели».

Гарник Авалян в «Уралане»

«Президент сказал: «Хотите — здесь готовьтесь, хотите — езжайте по домам. Встречаемся перед игрой в Москве»

Игрок четырёх сборных (СССР, СНГ, Украина, Россия) Ахрик Цвейба подтверждает слова товарища и соседа по «Шахматному городку» относительно элистинского безденежья: 

«Когда Паша Яковенко был главным, Илюмжинов больше вникал в дела клуба: давал напутствие перед сезоном, приезжал на игры в Москве, Питере. Чувствовалась в человеке увлечённость командой. Тогда и коллектив был, и финансирование, и результат. Народ на футбол ходил. Мы национальными героями себя в Элисте чувствовали! А как только Кирсан Николаевич отдалился от команды, и с деньгами начались перебои. Любой труд должен оплачиваться. Только тогда работодатель может спрашивать с игроков. А там уже была «анархия — мать порядка». Как удержать в узде молодых ребят, если сверху наплевательское отношение? Конечно, команда будет вниз катиться. Ещё при Аверьянове в «Уралане» намечался бунт на корабле. Игроки приехали в Элисту зарабатывать, кормить семьи, а тут месяцами зарплату не дают, не говоря уже о премиальных. Мы с Гарником Аваляном на правах старших разговаривали с ребятами. Надеялись, что с приходом нового тренера финансирование наладится, но ничего не изменилось.

«Спартак» – «Уралан». Ахрик Цвейба против Виктора Булатова

В какой-то момент мы вообще перестали понимать, что в клубе творится. Бардак полный. Команду штормило. Кто такой Буняк и кто его привёл, никто не знал. Однако по прошествии лет могу объективно оценить его работу. Возможно, это прозвучит странно, но я вспоминаю Буняка только с хорошей стороны. Считаю его квалифицированным тренером, знающим своё дело на отлично. 

Он сразу создал в коллективе хорошую атмосферу, нашёл подход к футболистам. Видно было: грамотный психолог. С ветеранами отдельно беседовал, с молодыми — отдельно. Хоть и на ломаном русском, но доходчиво объяснял, чего он хочет и как видит дальше работу. Человек на самом деле хотел создать команду. Тренировочный процесс у Буняка был короткий, но максимально разнообразный и интенсивный, с постоянной сменой заданий тактического плана. Естественно, у вас возникает вопрос: если он такой крутой, почему не было результата?

Во-первых, Буняк принял «Уралан» в разгар сезона, без сборов. Он же не волшебник: спичку сломал, желание загадал — и команда понеслась. Какая-то адаптация нужна была. Второе — состав нуждался в доукомплектации, а те ребята, которые приехали, объективно нас усилить не могли. Ну кто поедет в команду с долгами? Мне, например, обещанное выплатили только через два года после ухода из «Уралана». 

До абсурда доходило: перед той самой игрой с «Локомотивом» у клуба закончились деньги на питание футболистов. Президент Шовгуров сказал: «Хотите — здесь готовьтесь, хотите — езжайте по домам, тренируйтесь самостоятельно. Встречаемся перед игрой в Москве». Нормально? Неделю тренировались кто где. Я в Москве бегал с ветеранами. В разобранном состоянии явились на игру с «Локо». А они на ходу, лидеры, полсостава — сборники. Ну и получили девять штук! Со мной такого никогда в жизни не было.

Из этой ямы команду не то что Буняк — даже топ-тренер с именем не вытащил бы. Уверен, с полноценной предсезонкой и стабильным финансированием он добился бы успеха в России». 

Сам Буняк причиной деградации команды считает хронический непрофессионализм администрации клуба (в первую очередь) и футболистов.

«Причин неудач было много. Определённый вклад в поражения внесли и футболисты — непрофессиональным отношением к своим обязанностям. Но я должен подчеркнуть, что значительная часть ответственности за это лежит на клубе. Руководство слишком толерантно относилось к недисциплинированности и непрофессионализму. Дисциплину можно было повысить штрафами. Однако ничего этого не делалось. В первый большой перерыв в чемпионате клуб отпустил игроков на родину! Я настаивал, что так расслаблять футболистов посреди сезона, в двухнедельной паузе — нельзя. Отъезд — это ещё полбеды. Но они же возвращались, когда кому вздумается. Кто-то приезжал за два-три дня до игры, а кто-то — вообще за сутки! Это была катастрофа. Мне просто срывали работу. Тогда я понял, что всё, что я делаю, — это иллюзия. При таком подходе клуб не мог рассчитывать на лучшие результаты. Наверное, мне уже тогда следовало разорвать контракт и уехать. Просто не хватило решимости».

Источник: «Чемпионат»



Добавить комментарий